Запрет на общение с ребенком – нарушение права прежде всего ребенка

Потому что ребенок имеет право на общение с обоими родителями, дедушкой, бабушкой, братьями, сестрами и другими родственниками.

Это установлено статьей 55 Семейного кодекса РФ. И на это право никак не влиют:

  • расторжение брака родителей;
  • признание брака родителей недействительным;
  • раздельное проживание родителей;
  • проживание родителей в разных государствах и т. д.

Закон не устанавливает каких-либо требований или ограничений, касающихся форм такого общения. Общение может быть ограниченно либо запрещено лишь в случаях, когда оно таит в себе угрозу воспитанию ребенка и нарушает его интересы.

Несовершеннолетний, родители которого проживают в различных государствах, также имеет право поддерживать на регулярной основе, за исключением особых обстоятельств, личные отношения и прямые контакты с обоими родителями (ст. 10 Конвенции ООН о правах ребенка).

Автор: Роман Иванов aka pravopapa

Женат и счастлив. Рвусь с цепи помогать людям

Запрет на общение с ребенком – нарушение права прежде всего ребенка: 8 комментариев

  1. Вопрос юристу. Срочно!

    Здравствуйте!
    Я живу на/в Украине. Но поскольку законодательство Украины и Росси во многом похожи, думаю, что такая ситуация вполне возможна и в России. Возможно, вы сможете мне посоветовать, что делать.
    Суть дела такова.
    В сентябре 2010 года я обратился в суд, чтобы он определил сколько и когда я могу видеться с ребенком и по каким дням он может бывать у меня дома.
    Вот причины, по которым я решил обратиться в суд:
    1. Одной из особенностей моего дела заключается в том, что с ребенком я вижусь и он таки бывает у меня дома. В некоторые месяцы даже живет у меня по нескольку дней к ряду, до недели. Но каждый раз это дается мне с большими нервными затратами, даже несмотря на то, что мать ребенка сама может предложить «взять ребенка к себе», так как она заболела, или ей надо много работать или еще что… Но характер у нее настолько странный, что через пару дней она может заявить: «когда ты наконец вернешь ребенка…, что хочешь, то и делаешь и т.п. Понятно, я хочу избежать таких ситуаций, пусть суд и определит, чтобы не было упреков.
    2. У нас радикально противоположные взгляды на то, что ребенку хорошо, а что плохо. К примеру, ребенок с мамой перед сном смотрит различные мистические триллеры (про вампиров), и прочую мистическую лабуду, я же сторонник классических детских книжек и мультиков. Учитывая, что мама также иногда водит сына в воскресную школу, даже не представляю какая каша творится у него в голове.
    3. Бытовые условия проживания сына с мамой, мягко говоря, не вполне соответствуют моим представлениям о приемлемых санитарных нормах: комната 15кв.м. в общежитии на 5-ом этаже. Кухня одна на этаж, где курят все жители этажа, обсуждают свои проблемы не стесняясь в выражениях. Воды в комнате нет, да и на кухне бывает только поздно ночью. Туалет также один на этаж. Комната рядом с туалетом. Летом в комнате стойкий туалетный «аромат». У меня есть отдельная комната для ребенка, все санитарные условия и прочее.
    4. Сын спит с мамой в одной постели. А ему уже семь лет, и по словам мамы, она будет с ним спать «поки він в армію не піде». «И вообще, какое твое дело…»А мне есть до этого дело, думаю, что мальчику надо спать отдельно от мамы, лет с трех.
    5. Ну и, пожалуй, самое главное – мама ребенка все наши разногласия (включая денежные вопросы) старается обсуждать при ребенке. Демонстративно, с заламыванием рук, хватанием за ножницы и проч. Я же становлюсь заложником ситуации, так как не могу просто развернуться и уйти: ребенок всегда радуется моему появлению и не отпускает меня, поэтому мне приходится как-то маневрировать, смягчать скандал. Если ребенок начинает активно проситься ко мне, она может сказать ему: тогда больше не приходи. И начинается вышвыривание вещей в окно. Цель мамы ребенка – вывести меня из себя. Хочу оградить ребенка от этих сцен, не потеряв при этом возможности с ним полноценно общаться.

    Итак, я обратился в суд. Но не сразу, конечно. Сначала я пришел в органы опеки.
    Меня приняла начальник органа опеки Кравченко Ирина Анатольевна, выслушала меня и предложила мне два варианта на выбор. Первый вариант заключался в том, что я подаю заявление в орган опеки и она занимается этим. Кравченко И.А. объяснила мне, что результатом деятельности органа опеки будет решение, в котором будет описан рекомендованый способ моего участия в воспитании ребенка. Далее, пояснила мне Кравченко И.А., хоть это решение и будет являеться обязательным к исполнению, очень часто оно не выполняется, так как у органа опеки нет контролирующих полномочий и очень часто приходится обращаться далее в суд для решения этого вопроса. Поэтому, есть второй вариант – я обращаюсь непосредственно в суд, так как с некоторого времени для обращения в суд по таким вопросам уже не обязательно иметь решения органа опеки (согласно ст.159 Семейного Кодекса Украины: » Если тот из родителей, с кем проживает ребенок, чинит препятствия тому из родителей, кто проживает отдельно, в общении с ребенком и в его воспитании, в частности если он уклоняется от выполнения решения органа опеки и попечительства, второй из родителей имеет право обратиться в суд с иском об устранении этих препятствий»).
    Тем более, как сообщила мне Кравченко И.А., и в том и другом случае, она будет принимать непосредственное участие в решении моего вопроса, так как при обращении в суд она будет выступать в качестве третьей стороны, представляя интересы ребенка.
    Поскольку мне хотелось как можно скорее решить этот жизненный вопрос, я решил обратиться непосредственно в суд.
    30.09.2010 года я обратился в суд с заявлением «Про устранение препятствий в общении с ребенком и его воспитании и определении способа моего участия в воспитании ребенка и общении с ним.».
    На каждом заседании суда присутствовала начальник органа опеки Кравченко И.А. Предварительное слушание продолжалось более полугода. После заседания на котором судья объявила, что предварительное слушание закончено и назначила дату заседания суда по сути, Кравченко И.А. подошла ко мне и сообщила, что теперь ей надо будет посетить место моего проживания, так как я хочу, чтобы ребенок проводил у меня некоторое время и ночевал. И попросила организовать транспорт. Я уверил, что транспорт я организую. Она записала мой номер телефона и пообещала позвонить в ближайшее время.
    Звонка от нее я не дождался, к сожалению, и, спустя месяц, решил прийти к Кравченоко И.А., чтобы уточнить, когда же она наконец посетит место моего проживания, так как приближалась дата следующего судебного заседания. Это было уже летом 2011 года. Кравченко И.А. встретила меня словами «Как вы мне все надоели!» Я счел это за нервную раздерганность в связи с тяжелой работой, тем не менее поинтересовался, когда же она посетит место моего проживания. Ответ был весьма неопределенным: «какие вы все одинаковые…», я понял, что еще не время, тем не менее она в очередной раз обнадежила меня: «будет вам ваши 50/50».
    Прошли еще два заседания. И вот на последнем заседании, которое было в октябре 2011, в перерыве Кравченко И.А. подошла ко мне и снова сообщила, что ей надо посетить место моего проживания. Я снова сказал ей, что нет никаких проблем, транспорт я организую, но, похоже, что сейчас будет оглашено решение суда, так как судья удалилась в комнату для совещаний. На что Кравченко И.А. мне ответила, что судья не имеет права принимать решения без заключения органа опеки.
    Тем не менее 06.10.2011, судья огласила решение, в котором были частично удовлетворены мои исковые требования.
    Меня не удовлетворило данное решение, так как, учитывая привязанность ребенка ко мне, этого времени, по моему мнению было мало.
    Не удовлетворило оно и вторую сторону, так как ей уже приходилось считаться не только со своим мнением, но и с мнением судьи. В результате, я и она, независимо друг от друга, подали заявления в аппеляционный суд.
    Апелляционную жалобу в Днепропетровский апелляционный суд на решение Новомосковского суда от 06.10.2011 №2-1282/11 я подал 24.10.2011г. (подана вместе с ходатайством о продлении срока на апелляционное обжалование).
    Апелляционный суд направил судебную повестку про вызов на судебное заседание третьей стороны (представителю органа опеки Новомосковского горсовета), которая датирована 14.12.2011. В ней говорилось, что органам опеки необходимо предоставить суду заключение о целесообразности дней общения и проживания моего сына со мной, указанные в исковом заявлении. Заключение необходимо было предоставить в апелляционный суд до 07.02.2012. Также в повестке указывалось, что явка в суд третьей стороны обязательна!!!
    На судебном заседании апелляционного суда, которое состоялось в начале января 2012 года третья сторона отсутствовала, никаких пояснений о своем отсутствии не предоставила. Тогда коллегия судей обязала меня лично передать повестку в органы опеки. Что я и сделал, об этом свидетельствует запись в журнале секретаря начальника органа опеки и отметка на ксерокопии повестки (дата и подпись секретаря), которая осталась у меня. Это было 24 января 2012г.
    Кравченко И.А. приняла меня, но сообщила, что не собирается никуда ехать, что «ей надоел этот балаган», и вообще, «дорогу ей никто не оплачивает». Но пообещала созвать внеочередную комиссию по моему делу, чтобы решение опекунского совета было принято к очередному заседанию суда. Но когда она узнала, что я все же вижусь иногда с ребенком, она сообщила, что внеочередную комиссию созывать не будет, а очередная будет только в конце февраля, после заседания суда. Когда я обратил ее внимание на это, то она сообщила, что это не ее дело – будет ждать суд ее решение или нет. Кравченко И.А. пообещала письменно известить суд о причине своей неявки на суд и о том, когда будет принято решение органа опеки. В конце января 2012 Кравченко И.А. посетила место моего проживания и составила акт об обследовании условий проживания. Но, к сожалению, никаким образом не известила суд об отказе своего посещении судебного заседания и задержке принятия решения органа опеки. Апелляционный суд принял решение об отмене решения суда первой инстанции, поскольку не было предоставлено решение органа опеки и представитель органа опеки не явился на заседание суда.
    Но решение органа опеки все-таки было принято 16 февраля 2012. Данное решение заключалось в том, что орган опеки считает целесообразным определить способы моего участия в воспитании ребенка. Я очень удивился, что для принятия такого решения органу опеки понадобилось 1,5 года и обратился за разъяснениями к заместителю председателя горсовета по социальным вопросам Калюжной Ирине Сергеевне. Калюжная, возмутившись (?!) данной ситуацией, пообещала взять этот вопрос на личный контроль, поговорить с Кравченко И.А. и вечером этого дня мне перезвонить. Она мне не перезвонила ни вечером, ни на следующий день, но мне позвонила опять же Кравченко И.А. и сообщила, что орган опеки принял решение провести совместную беседу со мной и мамой ребенка и назначила дату. Я выразил недоумение, почему такое желание у нее возникло уже после всех судов, но ответа не получил. В это время мама с ребенком находилась на больничном и она, сославшись на здоровье ребенка, отказалась от встречи. Кравченко И.А. мне позвонила и опираясь на данное обстоятельство, сообщила об отмене встречи, пообещав при этом, что как только мама ребенка сообщит о своей готовности встретиться, то меня известят. Прошло уже более полугода. Никто меня не извещает. По моей информации ребенок здоров, все это время посещал детский сад, в настоящее время посещает школу.
    Неудовлетворенный решением апелляционного суда и принимая во внимание решение органа опеки, согласно которому проблема все-таки существует и ее надо решить, я подал кассационную жалобу на решение Новомосковского суда №2-1282/11 от 06.10.2011, решение апелляционного суда Днепропетровской области №22-ц/490/1092/12 от 13.02.2012 02.03.2012г. Но кассационный суд только подтвердил правильность решения апелляционного суда.

    Я полгода не мог прийти в себя после всего случившегося. Но жизнь продолжается, а проблема остается. Делать что-то надо. Хотя почему-то очень страшно таскаться по судам и по всем этим органам. С мамой ребенка договориться не удается (я так понимаю – это в ее интересах не договариваться, таким образом она держит ситуацию и меня под контролем. У ребенка уже стали проявляться плоды «мистического» воспитания мамы…ну в общем, все это не радует)
    Обращаться в суд второй раз я не имею права, идти в органы опеки откровенно не хочется, учитывая настроенность теток, которые там сидят (аж шорсть дыбом, так не хочется). Тем не менее, не могу оставить всю эту ситуацию как есть. Месяц назад я обратился в «горячую правительственную линию», изложил ситуацию и попросил разъяснений. Мой запрос перенаправили все в тот же городской орган опеки, ответ которого мне и переслали.
    Собственно, это была отписка, в которой сообщалось, что органами опеки было сделано все, что в их компетенции, а именно: на судебном заседании первой инстанции представителем органа опеки было высказано мнение по моему вопросу и оно отображено в решении суда первой инстанции. Это мнение заключалось в следующем (дословно): «какой-бы то ни было график общения с ребенком, который будет установлен судом, должен быть приемлем как для ребенка, так и для каждого из родителей, которые имеют равные права на воспитание ребенка.» Мой вопрос о том, почему не был выполнен п.74 Постановления Кабинета Министров Украины, гласящий о том, что органы опеки подают заключение в письменном виде с рекомендованным графиком общения, был проигнорирован.
    Также был указан факт, который меня возмутил. Дескать, после получения органами опеки повестки из Апелляционного суда, меня (и мою бывшую жену) два раза приглашали (17 января и 8 февраля) на заседание комиссии по делам детей для принятия участия в обсуждении моего вопроса, но мы будто бы отказались, ссылаясь на здоровье ребенка. То, что не было никаких прглашений – это точно. Я в этом уверен потому, что приходил на прием к начальнику органа опеки (третьей стороне на суде) 24 января для того, чтобы лично в руки передать повестку в суд. Никто меня никуда не приглашал. Более того, Кравченко выразила удивление, что мое дело в Апелляционном суде. Да и ребенок был здоров в этот время. Он болел позже, о чем свидетельствует выписка из истории болезни. Зачем органы опеки подтасовывают факты?
    Говоря коротко, я считаю, что органы опеки меня попросту продинамили. В результате чего я, во-первых, свой вопрос так и не решил. Во-вторых, потерял возможность решить свой вопрос в судебном порядке. В-третьих, я понес некоторые материальные затраты, впустую. Более того, я считаю, что мне и моему ребенку был нанесен моральный ущерб. Его размер я не знаю, как вычислить.
    И что дальше? Напрашивается ответ – обращаться в прокуратуру. Так как мне надо восстановить свое право обратиться в суд, да и не плохо бы возместить убытки. А потом опять обращаться в суд. Вопрос-то не решен!

    Хотел написать коротко, но не получилось. Буду очень рад вашему комментарию и совету. Спасибо за внимание. Сергей.

  2. Нет, вопрос о постоянном проживании ребенка у меня я не ставил. Я хочу, чтобы ребенок РЕГУЛЯРНО проводил у меня дома два-три дня (и две ночи) в неделю. У меня есть возможность его водить в школу, кормить, заниматься с ним и проч. Сын нормально воспринимает, когда находится у меня (т.е. особо по маме не скучает). Собственно, бывает что он несколько дней к ряду находится у меня. Но не регулярно. Это расшатывает и мои нервы и нервы ребенка. Интересно, что во время судебного заседания мама ребенка предоставила в суд заключение детского психолога, в котором было отмечено, что ребенок проявляет привязанность, как к маме, так и к папе. В одном из пунктов, в качестве рекомендации, предлагалось сделать так, чтобы ребенок точно знал, когда он у мамы, когда у папы. Правда сама мама к этому почему-то не стремится, хоть я и обращал ее внимание на то, что она сама водила ребенка к психологу. Странно отреагировала на это заключение (психолога) и третья сторона, она сказала мне, что не стоит на него опираться (?). А мне кажется, что это вполне здравое, объективное заключение, не зависимое от моего мнения, но совпадающее с ним.

  3. Какое решение Вы имеете ввиду? Решение суда? Да есть. Решения судов всех инстанций. Решение суда первой инстанции: пятница с 16-00 до 10-00 субботы + воскресенье с 10-00 до 16-00 + некоторые праздники + две недели летом.
    Решение Апелляционного суда: отменить решение суда первой инстанции в связи с отсутствием решения органа опеки и отсутствием доказательств про то, что его не выполняют.
    Решение Кассационного суда: отказать рассмотрение моего дела в кассационном суде.
    Также есть решение (заключение) органа опеки: считаем целесообразным определить способы моего участия в воспитании ребенка. Его «сделали» уже после того, как Апелляционный суд принял решение. Но я его предоставил в Кассационный суд, но оно на них не произвело впечатления.

  4. я бы посоветовал обратиться к юристу в реале. Извините, я не могу ничего посоветовать

  5. ВОПРОС ЮРИСТУ. СРОЧНО.
    Добрый день!
    У меня ситуация фактически такая же. Уже год назад суд вынес решение о порядке общения с ребенком. Я могу брать его на выходные и проводить пол отпуска и каникул. Но, б/ж не дается с ним даже видеться, настраивает против меня (сам не пойму почему — не пью вообще, плачу алименты, работаю на хорошей работе, есть новая семья и маленький ребенок в новом браке). По-моему б/ж использует возможность общения с ребенком в качестве мести ко мне, вероятно, за то, что у мы развелись из-за неприязни друг другу?
    Уже больше года заведено исполн.производство, есть больше 6 актов (в присутствии свидетеля) о моих попытках посещения ребенка, но дверь мне не открывают, ребенка не дают, на звонки и СМС б/ж не отвечает.
    Иногда удается видеться с сыном школе. Он с радостью со мной общается. Но, когда б/ж узнала, что я подарил ему телефон и бываю в школе устроила скандал учителям и администрации.
    Пол года назад написал в прокуратуру заявл. о нарушении прав ребенка, моих родит.прав и невыполнении решения суда. В результате б/ж вынесли адм.наказание по ч.2 ст.5.35 КоАп, зашевелились суд.приставы, отдел опеки провел с ней беседу. Но ничего не изменилось.
    Сейчас подал второе заявление в прокур. о повторном невыполнении решения, а это уже ч.3 ст.5.35. Возможно подействует, но скорее всего нет.
    Собираюсь подавать иск в суд о ее злостном невыполн.решения суда в соотв. с ч.3 ст.66 СК РФ.
    Нигде не могу найти комментариев к этой части. Подскажите, пожалуйста, в случае, если суд примет решение в мою пользу, как фактически осуществляется эта процедура «передача ребенка другому родителю»? Есть ли такая практика и где можно об этом прочитать? Нужно ли одновременно в иске просить об изменении места жительства ребенка? Как б/ж будет общаться с ним?
    Спасибо.
    С Уважением
    Александр.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 × пять =